sirin_chgk (sirin_chgk) wrote,
sirin_chgk
sirin_chgk

Categories:

Меня занесло в Котово

С городом Котово у меня связана одна история. Как-то на первое апреля я разошелся не на шутку (какие шутки 1 апреля?) и выдал на ленте возглавляемого мной тогда сайта ряд новостей-розыгрышей. В частности, в одной из заметок сообщалось, что в Котове поставят памятник «Суп с котом». В тексте давалось подробное описание будущего арт-объекта. Также обещалось, что вскоре там наладят выпуск хот-кэтов – аналог понятно чего. Купились Агентство развития туризма, порталы Камышина и самого Котова, а также: «Областные вести» (ведь ни для кого не секрет, что они любят присвоить чужую информацию?), «КП» и «Всё для вас». Сюжет с картинками из Интернета показали по «Первому волгоградскому» каналу.
Вот вам настоящий котовский кот!

С сожалением могу констатировать, что портал Volgograd.ru, где я разместил исходную новость, сегодня тоже не гнушается плагиатом. Вообще в волгоградских СМИ единицы проверяют информацию. Например, Юля с Настей в «АиФе» молодцы.
И вот я побывал в Котове. Надо сказать, что уроженца этих мест, моего сожителя по «трешке» в общаге, а ныне преуспевающего рок-барда Бранимира здесь особо не знают. А вот его сестру Таню – наоборот. Так что не тем занимается Александр Геннадьевич, ох, не тем.

В общем так, в самом городке особо смотреть не на что. Внутренности гостиницы показывать не буду, обед из пшена и вареных огурцов вас тоже вряд ли впечатлит. Поэтому писать буду, как при социализме. Ну да, когда писателей-эмигрантов заманивали в СССР, те горестно заявили: «Нам же не о чем будет писать. У вас же нет разрешенных тем». – «Как это нет? А про завод?!»
Все цветные фотографии мои, а черно-белые - из архива КГПЗ.
Некоторые любят погорячее
1966 год отметился рядом событий. В СССР началась восьмая пятилетка. В стране шел знаменитый судебный над диссидентами Андреем Синявским и Юлием Даниэлем. Межпланетная станция «Луна-9» впервые совершила мягкую посадку на поверхность нашего естественного спутника, а «Венера-3» долетела, как несложно догадаться, до Венеры. Сменялась эпоха: умерла Анна Ахматова, родился Майк Тайсон. Сборная СССР в шестой раз в своей истории стала чемпионом мира по хоккею. Тигран Петросян отстоял звание сильнейшего шахматиста планеты в матче против Бориса Спасского. На экраны Советского Союза выходят бессмертные фильмы «Берегись автомобиля» Эльдара Рязанова, «Июльский дождь» Марлена Хуциева, «Кавказская пленница» Леонида Гайдая и «Неуловимые мстители» Эдмонда Кеосаяна.
30 сентября 1966 года в Волгоградской области состоялось еще одно знаменательное событие: в городе Котово открыли Коробковский газобензиновый завод. Название он получил в честь месторождения нефти возле деревень Верхние и Нижние Коробки. Котову сразу присвоили статус города. А вот от Верхних Коробков процесс укрупнения деревень не оставил и следа. Даже холмиков на месте домов уже не осталось.

Александр Бессонов отдал заводу 39 лет, придя на проходную в год его открытия. Он был бригадиром слесарей компрессорной станции – самый тяжелый участок.
- Я хотел быть машинистом вообще-то, но меня уговорили слесарем пойти. Мне при приеме на работу так и сказали: «Компрессорная станция – это же сердце завода!» - вспоминает Александр Иванович. – Скажу я вам, что текучка в этом «сердце» была очень большая. Жарища, загазованность, вибрация, шум… Но я привык и свою работу полюбил. Она, конечно, тяжелая, но зато по-настоящему мужская. Слабаков и лентяев не терпит.

Бессонов смеется, показывая локти. Уже больше 10 лет он на пенсии, а мазут все не отмывается – настолько сильно въелся в кожу. Завод стал не только частью его жизни, но вошел в его плоть.
Рабочий день не сильно изменился. Однако вот как это было в советские годы.
В 7:30 заводчане должны быть на автобусной остановке. В 7:50 – уже на проходной. На стене висели ячейки – каждый сотрудник опускал туда свой пропуск. Сразу видно, кто на работе. Пойдут обратно – пропуски заберут.
Переодевались в бытовом корпусе. У каждого отдельный шкафчик. Меняли всю одежду – до нитки. Иначе быть ей в мазуте. В 7:55 начинается планерка, все получают задания. А в 8:00 нужно быть в цехе. Через каждые два часа работы полагался пятнадцатиминутный перерыв.

Какая из этих фотографий постановочная? Думаю, обе.

Обед был 48 минут – и эта традиция сохранилась поныне. Каждый день экономили по 12 минут, за неделю набегал целый час. И как результат – в пятницу уходили домой не в 17:00, а в 16:00.
- Как иногда в кино показывают, кто-то стучит по рельсу. И так рабочие узнают, что время кончилось. Нет, у всех были часы. Достаточно на руку посмотреть, - посмеивается бывший слесарь Владимир Дуков. – В 16:55 доделывали свои дела, шли в бытовой корпус мыться, переодеваться в чистое. Ровно в пять вечера – на проходную.
А вот Дуков-старший с товарищами на субботнике.

У каждого было два-три комплекта спецодежды. Испачканную или порванную сдавали в стирку или на починку. На заводе была своя прачечная. На каждой спецовке указан номер – тот же, что и на пропуске. Не перепутают.
Молодых работает на заводе сейчас немало. А вот женщин все меньше.
- Раньше было их очень много, а сейчас на многие работы их запрещено принимать по требованиям безопасности, - отметил продолжатель рабочей династии Виктор Дуков. – И какие это были женщины! Каждая под 100 килограммов. И ведь спецодежда была не чета нынешней, а ватники, фуфайки. Так что выглядели как колобки. Но как они летали по заводу, перекрывая цистерны! Мужики ходили с оглядкой: если такая тетя Люба собьет, то тебя легче краской замазать, чем отодрать от пола.
Чтобы помнили
Есть в долгой истории Коробковского завода особая страница, трагическая и героическая одновременно. В июне 1981 года была плановая остановка производства для ремонта. Установили новые трубы. И на каком-то из этапов был допущен брак. Произошла утечка пропана. Газ стал просачиваться наружу. Он тяжелее воздуха, поэтому скопился в цехе, а не улетучился в атмосферу.
В ночную смену произошла трагедия. Какая-то искра воспламенила пропан. Дежурили четверо. Имя каждого заслуживает упоминания: Виктор Косимцев, Николай Котенко, Александр Вязков, Владимир Сухов. Бригада сразу поняла, что делать: все бросились перекрывать задвижки, чтобы не допустить дальнейшего распространения пламени. Если бы не моментальная реакция этих героев, взорвался бы весь завод.

- Косимцев и Котенко получили ожоги, но выжили. Володя Сухов погиб сразу. А Вязков в больнице умер через неделю. Он получил ожоги 90 процентов тела, когда метался в огне. У него только глаза да ладони уцелели, - отмечает бывший машинист Павел Бунин.
В Котове не слышали шума хлопка. Но утром по дороге на работу рабочие уже передавали друг другу новость. Подъехали, увидели, что корпус стоит целый. Неужели враки? Но уже на территории разглядели обломки компрессорной станции – того самого «сердца завода».

Ряд руководителей, конечно, были наказаны. Но промышленный пульс прервался ненадолго. Подвиг ночной смены не пропал даром. Восстанавливали предприятие всем Союзом: в кратчайшие сроки прибыли специалисты и все необходимые материалы. Работали над восстановлением полтора месяца от зари до зари. И уже в августе «сердце» забилось вновь – еще даже крышу не успели полностью закрыть.
Пропан и тюльпан
Почти половина жизни предприятия пришлось на то время, когда его возглавлял Алексей Почуев (с 1983 по 2004 годы).

- Были тогда подшефные колхозы. И вот «Путь коммунизма» постоянно запрашивал у меня с десяток людей на комбайны. Кулаком по столу: «Выдай!» - вспоминает Алексей Почуев. – И нас заставляли готовить комбайнеров, трактористов, приходила разнарядка из райкома партии. Мы и сами работали по выходным то в совхозе, то на элеваторе. Лопатили зерно, на прополку ходили, на сенокос.
Так приходилось снимать с производства слесарей, машинистов и отправлять на учебу по сельскохозяйственному направлению. Эта практика продержалась до начала 90-х годов.
Заводской ВИА в ту пору в Котове был популярнее Леннона и Маккартни.

- Власть стояла на стороне колхозников: село – это главное. Поэтому особой поддержки в районе мы не находили. Да мы и сами понимали важность этого дела. Что хорошего сейчас, когда половина земель пустует? Когда-то наш район давал 120 тысяч тонн хлеба. А сейчас 14-16 тысяч – и гордятся! – отмечает Алексей Николаевич.
При этом сами рабочие обеспечивали себя овощами – на территории стояли теплицы. Отапливали их из компрессорного цеха. К 23 февраля все мужчины получали в подарок огурцы. К 8 марта всем женщинам – тюльпаны!И это без отрыва от основной специализации.
- Землю мы каждые четыре года меняли, удобряли навозом. Порядка трех тонн овощей в год собирали. Так к нам за ними со всего района приезжали, покупали даже, - добавляет экс-директор.
К сожалению, из общественного транспорта в Котове были только специальные беговые мешки. Ужасы социализма!
Заначка из закрутки
На долю Почуева выпало удержать предприятие в пору, когда менялся общественный строй.
- Страны рушились, а мы уцелели, - смеется Алексей Николаевич. – Хотя рынков сбыта не стало, не хватало запчастей. Пришлось выходить самим на биржу. Одно время организовали бартер: меняли газ и стабильный бензин на продукты питания для работников. Года полтора зарплаты-то как таковой не было. В каждом цехе стояли весы. Привозили мясо и делили там.
После перестройки началась совсем другая жизнь. Вхождение в капитализм давалось тяжело.

- В 90-е всю страну лихорадило. Конечно, и для предприятия это были очень непростые времена. Но мы, работники завода, все же считаем, что ту эпоху перенесли относительно благополучно, - рассказывает председатель совета ветеранов Валерий Минаев. – Хотя, конечно, всякое бывало. Сейчас молодежь уже и не знает, что такое «рэкет». А нам приходилось с этим сталкиваться.
По вопросам снабжения Валерию Васильевичу приходилось ездить в столицу. Впервые с новым «хозяином жизни» он столкнулся на заправке в городе Щекино Тульской области.

- Подходит какой-то мужик с очень недружелюбным лицом. Спрашивает: «Вы за дорогу заплатили?» Я ничего не пойму. Про платные дороги что-то не слыхали. А он прямо объясняет: «Убивать, может, не станем. А вот колеса проколем, если не заплатите!» 100 тысяч рублей потребовал, а было это 1994 год, - сказал Минаев.
Замена всех колес у «КамАЗа» влетела бы в копеечку. Оказалось, что проще заплатить. Отдал, что было. Рэкетир дал ему бумагу с номером телефона. Если кто-то еще будет требовать денег, нужно показать эту «охранную грамоту». Чтоб другие бандиты знали, что уже уплачено.
Такая система поборов существовала несколько лет. Но при этом как-то волгоградские, воронежские, саратовские и ростовские бандиты договорились, чтоб друг с друга не стрясать деньги. По этим регионам можно было бесплатно ездить.

- А по тамбовским лесам проедешь – без штанов останешься. Так и называли их криминал – «тамбовские волки», - не скрывает возмущения в голосе Валерий Васильевич. - Как-то в Волжском подходит ко мне мужичок и спрашивает: «А разве у вас припарковаться на обочине денег стоит?» - «С чего ты взял? Откуда ты приехал?» - «Из Тамбова». – «Ага! Тогда плати, плати! Мы у вас тоже по полной расплачиваемся!»
На заводе даже в эти «лихие» годы зарплату выдавали в основном исправно. Хотя было и такое, что с работниками рассчитывались благодаря бартеру. Так, из Молдавии привозили масло, мед, вино и овощные консервы в обмен на поставленный газ. В день получки котовчане шли домой с продуктами.

P.S. К путешествиям «Сирина» я еще вернусь. Уже выезжаю. На фото есть очень заметная подсказка, куда держим путь.
Tags: Волгоградская область
Subscribe

  • “Сирин”: 15 лет. Полет нормальный

    У нашей команды есть странная традиция: свои юбилеи мы празднуем где-нибудь на севере. Как формируются традиции? Ну а так: два раза сделали,…

  • Перекантоваться на родине Канта, или Так себе каламбурчик

    В Калининграде в конце августа прошел кинофестиваль короткометражек "Короче". Мы насладились новинками, в том числе, посмотрели…

  • Голые рижанки

    Вы любите голых девушек? Лично я - очень. Обнаженной женщине можно простить глупость, надменность, мелочность. Мне нравятся холодные красавицы.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment