sirin_chgk (sirin_chgk) wrote,
sirin_chgk
sirin_chgk

Сторожа империи

Туры выходного дня в Волгоград показали, что люди быстро насыщаются патриотической тематикой, которая доминирует в городе-герое. Поэтому им требуются свежие впечатления. Поэтому появляются дополнительные возможности у близлежащих сельских районов – куда можно доехать за час-другой.

Поэтому давайте по мухоморчику (создатели клипа так и сделали) - и в село.



Россия без Росси

Вот, например, поселок Иловля – 85 километров от Волгограда. Здесь не строят больших планов на иностранцев, которые приедут на чемпионат мира по футболу. Больше ориентируются на городских, которые захотят отдохнуть от суеты. Через Иловлинский район проходит московская трасса. И это тоже резерв для роста. Но вообще в глубинке нужны точки притяжения прежде всего для местного населения.



- У нас в хуторе Крапивин инвестор построил спортивный комплекс в рамках частно-муниципального партнерства. Сейчас он там делает парковую зону, в которой подростки смогут лазить по веревкам, - рассказывает глава районной администрации Иван Гель. – Прежде всего, конечно, все иловлинские будут в этом парке. Вот спортзал на отшибе стоит, а там всегда масса народу. Кто на фитнес, кто в качалку ходит. Но если кто-то из Волгограда захочет семьей заехать, тоже хорошо.



Возят туристов в конно-спортивный клуб «Дончак». Его воспитанники и джигитовку покажут, и показательную работу с казачьей шашкой. Кого здесь больше ждут?



- К нам в основном школьники из Иловли ходят. Они занимаются здесь с конями. Но приезжали и иностранцы, - сказала директор клуба Наталья Тарасова. – У них сначала была экскурсия, а потом охота. Брали у нас несколько лошадей, собак. После этого устроили для них чаепитие. А так – устраиваем для гостей катания на фаэтоне. На русских санях не получится – у нас не настолько снежные зимы.



В Иловле живет 11,4 тысячи человек. Много частного сектора, над которым возвышаются неуклюжие коробки советской постройки. Каких-то достопримечательностей здесь нет. Можно, конечно, повести человека к старинному зданию и сказать пару слов про XIX век. Но это не Тон, не Росси, не Монферран, а какой-то провинциальный архитектор. В общем, поселок городского типа. Даже церковь – и та возведена в 1997 году.



Но ведь и храм люди ставили на для туристов с фотоаппаратами, а для себя. Пусть он не из древних нетесаных камней, а из белого кирпича. Но в основании лежит настоящее чудо веры.



В конце 80-х, когда власть постепенно начала поворачиваться лицом к православию, пенсионерка Евгения Назарова начала засыпать письмами все инстанции: от райкома до Москвы. Добивалась постройки в поселке церкви. Возможно, подтолкнул ее к этому диагноз онкологов. Бабушке Жене, как ее все называли, отводили от силы месяц жизни. Вот и захотелось ей сделать что-то для души.



Так в Иловле появился приход. Нашлись жертвователи. По кирпичику стал подниматься храм святого равноапостольного князя Дмитрия Донского. Этому активно содействовали верующие, в том числе и Евгения Дмитриевна, которая буквально жила на стройке. Она не только дождалась первой службы, но и еще много лет ежедневно посещала «свою» церковь. Умерла бабушка Женя только два года назад, дожив почти до 90 лет.



- Когда меня сюда прислали, жители ожидали встретить солидного священника с белой бородой. Мне же тогда было всего 27 лет. Но люди приняли меня, - улыбается настоятель храма отец Василий. – Когда мы наконец построили храм, в день освящения за мной постоянно ходила женщина. А я не мог уделить ей времени, потому что было очень много хлопот. Тогда она встала передо мной: «Пока не выслушаете, не выпущу». Она передала нам икону из храма покрова пресвятой Богородицы, который стоял в станице Иловлинской раньше, но был разрушен в 30-е годы. Образ хранился у нее в доме. И дедушка ей завещал вернуть икону, если когда-нибудь тут вновь откроется храм. Мама этой женщины даже во время войны, когда пришлось бежать от немцев, привязала икону на спину и ушла с ней.
   

Цветовая дифференциация шаровар

Междуречье Волги и Дона – казачья земля. Кто такие казаки, историки не определят до сих пор: то ли субэтнос, то ли служивое сословие. Но своих традиций у них предостаточно. И эти обычаи также привлекают к себе. Это почти экзотика, только не заморская, а своя.



У разных казачьих войск была своя форма. Вспомните фразу из фильма «Кин-дза-дза!»: «Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели! А когда нет цели — нет будущего!» Здесь с этим полный порядок. У донцов – синие шаровары с красными лампасами, у кубанцев – черные с малиновым полулампасом и так далее.



Еще большее значение имела фуражка. Казаки ее почти никогда не снимали. Если же кто-то сбивал убор с головы, то перчатку в лицо уже можно было не бросать – оскорбление нанесено.



Захочет станичник создать семью – тоже без фуражки не обойтись. Ее забрасывали за плетень во двор понравившейся девушки. А потом захаживали к хозяевам: мол, так и так, ветром сдуло к вам на баз. Родители девицы, конечно, делают вид, что верят, и просят дочь принести фуражку. Если девушка держит шапку так, как мы ее и носим, значит, быть свадьбе. А если она перевернула ее вверх дном, то жених ей не нравится. Кстати, обычно казачек не неволили при выборе мужа. Несмотря на патриархальность нравов, все браки заключались добровольно. Возможно, это объяснялось тем, что в замужестве с женщины никто сдувать пылинки не обещал. Ей предстояло всю жизнь вкалывать. Поэтому выдавать дочь еще и за нелюбимого – это уже какое-то злодейство по отношению к родному ребенку.



Если, войдя в курень, вы видите перевернутую фуражку, лежащую под иконами, значит, глава семейства умер. Когда вдова выходила замуж повторно, то головной убор покойного выносили из дома и пускали вниз по реке.



- Своя символика была даже у кисетов. Красный мешочек – для холостых парней, синий – для семейных мужчин. Поэтому, где бы ни был казак, по его кисету можно было понять, женат он или нет. Впрочем, были и такие хитрецы, которые в один карман клали синий, а в другой красный. Вы же все такие… казаки! – сказала директор Музея народной архитектуры и быта Светлана Дегтярева и посмотрела с упреком почему-то на меня. Я обернулся. Нет, точно на меня.



После вала

И все-таки крупная достопримечательность в Иловлинском районе есть. Речь о Царицынской сторожевой линии. И в 2018 году исполнится ровно 300 лет с начала строительства этого объекта культурного наследия РФ.



Русскими людьми приволжские степи заселялись медленно и неохотно – слишком велика была угроза набегов татар и ногайцев. В конце концов Петру I это надоело, и он повелел построить оборонительный вал от Волги до Дона. Так, врагам с юга перегородили доступ на русские территории. Эта бетонная конструкция показывает, как выглядело укрепление.



На тот момент это было крупнейшее оборонительное сооружение Европы. На 54 километра протянулась линия. Она представляла собой широкий и довольно глубокий ров, за которым был насыпан вал. А за валом был резкий обрыв. Если кони все-таки преодолевали преграду, то просто падали с высоты в несколько метров и ломали ноги.



Многочисленные овраги, прорезавшие заслон, перегородили частоколом и укрепили землей. Император повелел «в пристойных местах зделать небольшие крепости». Пристойных мест набралось пять: сам Царицын, крепостцы Мечетная, Грачевская, Донская и редут Осокорский. Вот и все – граница на замке.

Конечно, империя прирастала новыми землями с юга. Так что вскоре ЦСЛ потеряла свое стратегическое значение. Но ведь построено было на совесть. В некоторых местах руины сохранились и до наших дней. И они дают возможность представить былое величие.



Во время Сталинградской битвы Иловлинский район был весь изрыт окопами и траншеями. Частично пригодилась и Царицынская сторожевая линия. Вообще это, конечно, отдельный повод для разговора – незаметный подвиг гражданского населения, которое в кратчайшие сроки выполнило титаническую работу.



- Еще в октябре 1941 года вокруг Сталинграда стали делать окопы в три кольца. Всего около тысячи километров их суммарная протяженность. Так вот в нашем районе было 200 километров, - отметил директор Краеведческого музея Иловлинского муниципального района Геннадий Чекунов. – Копали и стар, и млад. Население изнывало. Мы в музее провели опыт. Окоп представляет собой 130 сантиметров в глубину. Так вот четыре взрослых мужчины три дня рыли, сделали десять метров. А теперь представьте себе, что такое 200 километров!



Всё, возвращаемся из деревни в свои города.

Tags: Волгоградская область
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments