sirin_chgk (sirin_chgk) wrote,
sirin_chgk
sirin_chgk

Е Сень Ын



В 2018 году исполняется ровно сто лет такому художественному направлению, как имажинизм. А многих ли его представителей вы знаете? Ну не надо тут Мариенгофами козырять! Все равно самым известным деятелем имажинизма (хоть и весьма ограниченный период) был Сергей Есенин. В общем в год столетия этого литературного феномена отправимся к истокам: в деревню Константиново.



Имажинизм – авангардное литературное направление, зародившееся в России в 1918 году. Его представители основой поэтической выразительности провозгласили образ (по-французски – image, отсюда и название).



В визите на родину самого народного поэта (на фото он в кепке) не было бы ничего особенного, но вот компанию нам составил мой новый знакомый из Южной Кореи. Ю Дон Мин совсем не говорит по-русски и уж точно ничего не знает о Есенине.



Вот церковь казанской иконы Божьей матери. Здесь в 1895 году крестили младенца Сергея. На всякий случай объясняю Дон Мину, что в православном храме мужчины снимают шапки, а женщины наоборот покрывают голову. Но кореец как будто и сам все понял – опростоволосился, но исключительно в исходном значении слова.



Рядом дом настоятеля Иоанна Смирнова. Именно отец Иван провел обряд над маленьким Есениным. Моему иностранному попутчику пока не особо интересна поэзия на неведомом языке, а вот быт столетней давности он рассматривает с неподдельным интересом.

- Ведь сейчас русские не так живут, да? Наши традиционные жилища немного похожи на это. Они тоже делались из дерева. В каждом доме несколько комнат. А вокруг людской части – постройки для домашних животных, - рассказал Дон Мин.



В Константинове названия некоторых объектов подписаны на условном английском. На очень условном. Ибо что может сказать иностранцу слово izba-vremyanka? Как можем, поясняем корейцу, для чего предназначен тот или иной предмет. В доме Есениных Дон Мин замечает иконы.



- Это боги? – спросил он.

Под образами стоят веточки вербы. Пришлось заодно объяснить назначение и этих прутиков в красном углу. Во взгляде гостя недоумение: как некрашеные бревна могут образовать красный угол. Хорошо, продолжаем разъяснения.




А теперь зайдем в школу. Здесь в общем-то все понятно. Процесс обучения похож что у нас, что на Дальнем Востоке. И парты такие же, как во времена отрочества Есенина, и на стене портрет не президента, а государя. А в азбуке еще 35 букв: от а до ижицы. На полке лежит учебник с кратким географическим курсом Рязанской губернии с красивым названием «Родиноведение».



Заходим в дом помещицы Лидии Кашиной – прототипа Анны Снегиной из одноименной поэмы. И тут Дон Мин не выдерживает:



- Есенин – это женское имя?



Так, приехали… Здесь потребовался более основательный ликбез. Заодно рассказал трагическую историю Айседоры Дункан. На самом интересном месте (когда шарф американской супруги Есенина зацепился за колесо автомобиля) запас английских слов внезапно иссяк, поэтому я просто потянул себя за кончик шарфа и захрипел. Дон Мин был потрясен.



В стенах кашинского дома очень хотелось найти портрет хозяйки в белом. Но на старых фотографиях она всегда в чем-то темном. Почему искал именно в белом? Так ведь это же тот самый образ, который никак не оставлял поэта.



В «Анне Снегиной» он писал: «Когда-то у той вон калитки мне было шестнадцать лет, и девушка в белой накидке сказала мне ласково: «Нет!» А в сочиненном на год раньше «Сукином сыне», где лирический герой точно так же возвращается в родные места, припомнил он «девушку в белом, для которой был пес почтальон».



Нашлась! Нашлась групповая фотография из института благородных девиц, на которой воспитанницы все одеты именно в белые накидки. Так вот откуда те строки: «Далекие, милые были! Тот образ во мне не угас. Мы все в эти годы любили, но мало любили нас».



Дон Мин вырос в небольшой, но густонаселенной стране. Поэтому, выйдя на берег реки, он просто молчит, ошеломленный безлюдным простором, по которому закладывает большую петлю Ока.



Сразу вспомнилось, как описал свое посещение родины Есенина другой русский классик – Александр Солженицын: «Я иду по деревне этой, каких много и много, где и сейчас все живущие заняты хлебом, наживой и честолюбием перед соседями, – и волнуюсь: небесный огонь опалил однажды эту окрестность, и ещё сегодня он обжигает мне щёки здесь. Я выхожу на окский косогор, смотрю вдаль и дивлюсь: неужели об этой далекой темной полоске хворостовского леса можно было так загадочно сказать:
На бору со звонами плачут глухари…?

И об этих луговых петлях спокойной Оки:

Скирды солнца в водах лонных…?»




- Вряд ли Есенина переводили на корейский. Я никогда ничего не слышал о нем раньше. На английском читать не стану. Хочу однажды прочесть по-русски. Чтобы понять его душу, - негромко проговорил Дон Мин.



Вот так, он русский бы выучил только за то, что им разговаривал Есенин.



Как добраться
Константиново находится в 42 километрах к северу от Рязани. На автомобиле по достаточно хорошей трассе можно доехать минут за 40-45. От центрального автовокзала четыре раза в сутки ходит автобус, цена билета – 103 рубля.
Tags: ЦФО
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Эксклюзивный инклюзив

    В Михайловке меня чуть было не арестовали на автовокзале за извлеченный из кофра фотоаппарат. Режимный объект с пирожковой и шаурмой! И вот почему я…

  • Марина Николаева о «Своей игре»

    Команда «Сирин» продолжает пополнять население других городов России и штамповать телевизионных звезд. Сегодня на экране ваших…

  • Кружок в кубе

    Мы привыкли, что школа - это не только русский язык, физика и информатика. Но часто в тех же стенах и театральный кружок, и выжигание, и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments