Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Марина Николаева о «Своей игре»



Команда «Сирин» продолжает пополнять население других городов России и штамповать телевизионных звезд. Сегодня на экране ваших смартфонов Марина Николаева, принявшая участие в съемках «Своей игры». Это не первое появление наших игроков в телешоу. Напомним, что автор этих строк дважды виртуозно сливал все заработанные деньги в той же передаче. А весной 2019 года состоялся долгожданный дебют сборной Волгограда по брэйн-рингу в одноименной программе.

В общем, ребята, если вы жаждете славы, путь один – в клуб Волгоградских интеллектуалов.

Collapse )

«Брэйн ринг». И целого шара мало


Я и в жизни редко бывают приятным. А уж во время игры... Кадр из выпуска "Брэйн ринга" на НТВ

В детстве я очень любил «Брэйн ринг». ЧГК я тоже любил, но не так. У Ворошилова сидели солидные дядьки в строгих костюмах вокруг детского волчка на столе. У Козлова стремительно выбегали молодые люди и нервно жали на кнопку. С тех пор очень хотелось потрогать зеленый шар в центре стола. Вот, знаете, бывает, увидишь лысого мужика – и так хочется его лысину потрогать, а лучше смачно хлопнуть ладошкой. Ну прямо просится! Я на заседаниях областной думы еле удерживаюсь. Когда-нибудь меня со скандалом выведут оттуда.



Collapse )

Е Сень Ын



В 2018 году исполняется ровно сто лет такому художественному направлению, как имажинизм. А многих ли его представителей вы знаете? Ну не надо тут Мариенгофами козырять! Все равно самым известным деятелем имажинизма (хоть и весьма ограниченный период) был Сергей Есенин. В общем в год столетия этого литературного феномена отправимся к истокам: в деревню Константиново.
Collapse )

O tempora, о море!



Перед началом интеллектуального сезона хорошо размять мозги и затекшие мышцы в каком-нибудь лагере. Почти традиция уже. Да и как отказаться от событийного отдыха в двух шагах от моря? Лагерь «Хрустальный шезлонг» в станице Благовещенской под Анапой подошел идеально.
   
Collapse )

Снежный человек своими руками



Так получилось. Я никогда ранее не купался в Черном море с российского берега (нет, в Турции тоже не купался, хотя случайно побывал в ней). Было некоторое предубеждение – однако вряд ли на пустом месте. Я рад, что мое первое летнее знакомство с окрестностями Адлера состоялось уже после Олимпиады.
Collapse )

Скажи мне, Украйна. И Харьков, ответь…

Пока смотрел Олимпиаду, сформировал для себя основные принципы игры в ЧГК. Помогла в этом реклама. Там будущие чемпионы невнятно глаголют истину. Постулаты просты:


1) Тренироваться очень трудно!

2) Главное – команда!

3) Нельзя терять ни минуты!

4) Я хочу золото!


Collapse )

Мы были в Смоленске и не пытались сжечь его

Маршал и Марсель

Все началось с того, что мне изменила женщина. Предательство мужчин мне уже было знакомо. Еще лет в 14 я узнал, что такое измена человека, которого я считал другом. Именно в такой формулировке: «которого считал». Потому что друг никогда не предает. Если все же он сделал это, значит, за секунду до решительного шага, друг перестал быть другом. Стал не другом – недругом. О женском коварстве же я был наслышан с малолетства. Точнее, начитан. Поэтому никогда не доверял им и не ждал от них ничего. И все же в этот раз я потерял бдительность. И она обманула.

В общем, за пару часов до отъезда в Смоленск на этап Кубка мира по ЧГК я узнал, что Валентина (обладательница нежного, вкрадчивого голоса) сдала обещанную нам квартиру другим. То есть мы остались без жилья в Смоленске. Хорошо, что под руками была клавиатура, каким-то непостижимым образом подключенная к Интернету. Попытки снять квартиру оставались безуспешными. Тогда я позвонил в спортивно-оздоровительный комплекс, где размещали многие команды. Женщина с невкрадчивым контральто ответила, что есть свободный домик на семерых. Решено! Мы в домике.

Нам достался вагон с красивой проводницей. Когда она проверяла билеты, сидя совсем рядом со мной, я с любопытством рассматривал ее погоны (нет, словом «погоны» мы ничего не заменяли в тексте; я в самом деле изучал на прелестной девушке горизонтальные лоскутки ткани).

- А вы в каком звании? Сержант?

- Маршал, - улыбнулась она.

Чуть позже маршал принес нам постель.

В Алексиково Антон Пикус и я выбрались осмотреть окрестности. Увидели памятник павшим солдатам – типично египетский пирамидальный обелиск. К маршалу сбежались проводники из соседних вагонов. В конце концов ей надоело всеобщее внимание и она скрылась. Один наиболее тактичный ухажер спросил у ее сменщицы:

- А где твоя симпатичная подруга?

Наверно, обидно иметь красивую подругу. Хотя меня никогда не коробила соблазнительная внешность моих подруг.

Красивых любят чаще и прилежней,
Веселых любят меньше, но быстрей, -
И молчаливых любят, только реже,
Зато уж если любят, то сильней.

Нашего маршала звали Любой. Мы с ней почти тезки. Хотя не всякий роман держится на любви.

- Люба, а к вам не пристают в поездах? – пристал к ней я.

- Бывает. Даже вызывать милицию приходится, снимают хулиганов с поезда.

Она уже не первый год работает на направлении Волгоград – Москва. Но были и другие маршруты. Особенно тяжело летом в рейсах очень дальнего следования. От 9-суточных поездок до Иркутска и обратно ей удавалось отвертеться. Но все же некомфортные путешествия случались.

- Когда совсем жарко, выливаем на себя по ведру воды.

- А пассажиры как?

- А пассажиры никак.

На всякий случай спросил, берет ли она взятки. Удивилась.

- А на свидания ходите?

- У себя хожу, - смущенно сказала она, приняв меня за москвича.

Мы быстро шли по столичному перрону. Нам нужно на Белорусский вокзал. Возле оного случайно нашли букинистический магазин. На обратном пути я выкроил время туда заехать. В итоге – на 200 руб. куплено 4 книги.

До Смоленска совсем недалеко. Где-то за ним российская железная дорога превращается в беларускую чыгунку.

«Господи и Владыко живота моего…» - так начинается молитва Сирина. Жил в IV веке в Сирии преподобный Ефрем, который ее сочинил. Если он придумал ее для нас, то что-то здесь не так. Любимую девушку я без боязни штампов могу признать владычицей моего сердца, моих дум. Но вот чтобы Бог был властелином моего живота! Да что там ценного? Я и вкусное-то только в гостях ем да на бесплатных фуршетах. Короче, проголодались мы, пока доехали. Такси, которые поджидали на вокзале, лучше не брать – возьмут втридорога. Набираю номер, объясняю, где мы. Через несколько минут получаю SMS: машина ждет вас. И указан номер автомобиля. Европа, однако.

Наша сосновая хатка находится в Красном бору. Мы устраиваемся и идем по трассе за продуктами для ужина. Где-то далеко впереди Смоленск. Он приятен на вид, как симпатичная подруга. Я думаю, чтобы географические описания получались ярче, о городах и весях надо писать как о любимых девушках (и что здесь делает множественное число?). Ну, молодец, что так думаю. А теперь давай, распиши-ка Смоленск как свою ненаглядную! Простите, читающие эти строки. Вы стали невольными свидетелями раздвоения личности автора и творческого конфликта его двух ипостасей. Итак…

Какие же у Смоленска глаза? Черные, как смоль? Синие, как небо? Карие, как кариес? Мы шли по обочине, я был с внешнего края. Ступал по росистой траве. Влажно и тепло – и ничего более. Как поцелуй без любви. Наверно, сложно представить, что обычный русский город, тем более такой древний, может быть прекрасной незнакомкой. Где шляпа с траурными перьями, где в кольцах тонкая рука? Как, не отказываясь от мечты, примириться с обыденностью? Есть проверенная мужская хитрость: ласкаешь одну, а представляешь при этом другую. Правда, желательно, чтоб имена у них совпадали, а то ведь… Я зажмуриваюсь. И передо мной уже не Смоленск, а теплый Марсель с шипящим, как газировка, морем. Я ем купленное в придорожном универмаге мороженое со вкусом киви. Но дразнит чуткий нос не аромат Смоленщины – роняет лепестки букет любимой женщины. Весь Марсель выплыл из вафельного стаканчика фруктового мороженого. Марсель, я люблю тебя. Его мягкие ночи как темные волосы. И свет зажженных ламп из растворенных (в воздухе) окон своевольно льется, как неприбранный локон. Его бутонный Велодром похож на нелепые фенечки на запястье. А вид, открывающийся с крыши самого высокого здания Марселя, - это чуть прикушенные в смущении губы. Не отвести взор – не оторваться. Морской воздух полон миражей. Исполнен. На флейте. Дрожащее марево – неуловимая улыбка. Я не верю, что есть люди, не любящие Марсель. Но не ревную его ни к кому. Он не принадлежит мне. Я не был в нем никогда. Но я долго искал его, ее. Марсель прекрасен. А если отнять у него всю его красоту, то будет мил и приятен. Но красота Марселя свежа, поэтому он ироничен и нестерпимо женствен. Только сюда мог причалить «Фараон», на борту которого стоял герой потрепанных страниц. Лишь в Марселе мог появиться человек, которого русские полюбили, несмотря на то, что фамилия у него Дантес. И придумал его не кто-то, а темнокожий Александр. Легкий ветерок облегает грудь и плечи, как бесплотные объятья Марселя. Я их удостаивался, но они были неощутимы. Как воздушный поцелуй: он больше воздушный, нежели поцелуй. Средиземноморская легенда утверждает, что часть побережья, на которой был основан город, стала свадебным подарком для двух влюбленных. Марсель – это город любви.

Прости, Смоленск. Ты тоже славный. Хотя не всем ты был по нраву: редкий захватчик не стремился сжечь тебя дотла. Я постараюсь найти хорошие слова и для тебя. Увы, сегодня я болен Марселем…

Ведь это же все литературщина? Да, и только. Влажно и тепло.

 

Мышь навела шороху в бору

 

Некоторые горячие головы в команде уверяли, что нам по силам занять место в двадцатке. Я призывал посмотреть на рейтинг соперников и успокоиться. Задачу на турнир мне даже не пришлось выдумывать. Я просто достал томик Айрис Мердок и показал Валере название романа на обложке: «Вполне достойное поражение». В целом, это нам удалось. В первый день мы даже обыгрывали многие гораздо более сильные команды и могли бы квалифицироваться в брэйн, если бы не спорное решение жюри, лишившее нас одного взятого вопроса. Впрочем, во второй день мы сполна вернули все долги и сползли на 38-е место из 52. Пикус сформулировал более конкретную цель: победить «Зло». Так называется одна не очень опасная команда. Вот ее мы и одолели. Борьба со злом – это вообще первейшая задача каждого героя.

Наши питерские подруги были все еще в пути. В ожидании их приезда мы легли спать. Я первым услышал странный шорох и привлек внимание остальных. Включили свет. В мусорном ведре металась мышь. Антон попробовал накрыть ее пакетом и вынести на улицу. Но мышь яростно кидалась на стенки своей ловушки, пытаясь выпрыгнуть. Пикус мешкал, взять его миссию на себя никто не хотел: мы герои, нам завтра зло побеждать. Наконец грызун выскочил и скрылся в дыру за плинтусом. Мы спешно стали прятать еду в холодильник и поднимать сумки на шкафы.

- А как мы объясним девчонкам, почему у нас сумки наверху? – пришло мне в голову.

- Если они узнают, что у нас еще один жилец, они не останутся здесь, - поддержал разговор Орлов.

- Но сказать все равно придется. А то сюрприз среди ночи им точно не понравится, - подвел итог Антон.

Но секунды, проведенные в мусорном плену, видимо, хорошо запомнились мыши. Больше она не давала о себе знать. Ранним утром, еще затемно, прибыли Даша и Марина. Они довольно спокойно отреагировали на сообщение о подпольном животном. Даша даже легла рядом с местом, где мы последний раз видели грызуна. Правда, ей об этом не стали говорить.

У нас первый настоящий легионер. Олеся Шаповал из Пушкино.

- Я на таком уровне еще никогда не играла, - сказала она. – Просто очень хотела в Смоленск. Я учусь на журналиста, а работаю на телеканале Russia Today продюсером: я договариваюсь о съемках, определяю, о чем будут сюжеты. Мне очень интересно. Я бы с удовольствием этим занималась и дальше.

Леся очень старалась, следила за формулировками и даже научилась кричать эту жуть, которую мы издаем перед каждым туром.

В конце чемпионата появилась Наташа Зверева, которая доработалась в Смоленске до того, что стала исполнять обязанности мэра. Вот какой импульс для карьеры интеллектуальные игры дают.

Днепр, как оказалось, не чуден даже при очень тихой погоде. И редкая лягушка допрыгнет точно до его середины: не рассчитав силы, она рискует перемахнуть на другой берег. У истока воспетая Гоголем река похожа на жалкий ручеек местного значения. Задумалис, насколько редкая птица Сирин. Мы решили выбраться как-нибудь на Украину и проверить, чего Днепр достиг там.

В Смоленске осталось немало участков крепостной стены. Привычно прикинувшись студентами и не предъявив соответствующих документов, мы проникли в музей, находящийся в Громовой башне. Либо наши предки были очень низкорослыми, либо крепости возводились с одним расчетом: все равно врагу достанется, так пусть ему неудобно будет. По-моему, эта градостроительная логика крепко укоренилась в сознании потомков.

Вечером первого дня нам подали автобус, на котором мы добрались до нашего пристанища. В этом лагере должен был пройти футбольный матч между Смоленском и сборной остального мира. По пути Александр Толстобров для поднятия боевого духа поносил всех игроков сборной России, лишний раз доказывая, что за московский «Спартак» интеллигентные люди не болеют.

Антон все же пробился в сборную, сформированную по принципу: у кого есть красная майка, тот и играет. Правда, после игры Пикус не мог найти того, кто одолжил ему одежду нужного цвета. А я составил компанию детям на втором поле. К нам присоединился еще один лишенный красного одеяния знаток. Вшестером мы сыграли несколько матчей в разных сочетаниях. Особенно драматичной получилась встреча, в которой я с двумя пареньками 13 лет (довольно техничные, занимаются в футбольной секции) противостоял 3 вполне взрослым парням. Забив по голу с игры и в серии пенальти, а также отразив решающий одиннадцатиметровый (во второй раз это сделала за меня перекладина), я вместе с мальчишками праздновал победу.

А Пикус? Продул, конечно. 6:10.

 

«Сирин» на «Фениксе»

 

Обогнув озерцо под названием Собачка, мы дошли до «Русского двора». Когда мы увидели в этом кафе изображения Сирина, никаких сомнений в том, где мы будем обедать, не осталось. Я пытался добиться скидки за то, что у нас на футболках фактически реклама заведения, но повар тупо глядел на меня через стекло и помешивал пельмени. 

Девушки покидают нас – у них поезд. В вагоне немцы. То ли из недобитых, то ли новые понаехали. Оставшись втроем, мы направили стопы в Лопатинский сад, на Массовое поле. Там должен состояться открытый показ «Человека с бульвара Капуцинок». Нам очень повезло: такой бесплатный киносеанс в Смоленске впервые, хотя фестиваль «Золотой феникс» проходит там уже несколько лет подряд. Актер Андрей Носков вышел на сцену и начал нахваливать картину, которую нам собирались показать. Мы сидели на стульях и до поры верили артисту. Удивительно. Зачем режиссеры сами норовят надругаться над своими лентами? Боятся, что это сделают другие? Юнгвальд-Хилькевич снял совершенно невразумительную финальную часть эпопеи про мушкетеров. А Сурикова «порадовала» ремейком комедии с Мироновым и Боярскими из недобитых, то ли новые понаехали. ивал пельмени. актически реклама заведения, но повар сталось. лала за меня перекладина) . В новой версии играют Миронова и Боярская. Единственный удачный кадр – это когда героиня Марии Андреевны показывает фото своего предка – пионера синематографа Джонни Феста. И мы видим на снимке того самого Миронова. Все остальное можно смотреть только на бесплатном сеансе.

- А ты видела старый, советский фильм? – спросил юноша сзади. – Стоит скачать, посмотреть?

- Ну, там, кажется, тоже про девушку, про любовь, - неуверенно стала отвечать его подруга.

Мне бы хотелось увидеть реакцию этого парня, когда он увидит оригинальную версию. Что же хотела донести Сурикова новым фильмом? Какие смыслы? Никаких? «Как мы давно мечтали, но так и не смогли».

До Москвы добрались без проблем. Там Валера решил навестить родственника, а мы с Антоном зашагали в Петровский парк. Заглянув в зарешеченные ворота стадиона «Динамо», Пикус удивленно показал на заросшее бурьяном поле.

- Где же они играют?

Оказывается, команда играет в Химках, а стадион на реконструкции, следов которой не найти. Когда на Центральном стадионе Волгограда отключили все, что возможно, за неуплату, работники все равно содержали газон в идеальном состоянии. «Динамовцы» столь трепетного отношения к своей поляне не выказали.

В парке стоит деревянный турник. Очень удобно: мужчины идут на работу и по пути делают несколько подтягиваний. Ведь с утра дома себя не заставишь делать зарядку. А на свежем утреннем воздухе – самое то.

В Волгоград возвращаемся уже вдвоем с Орловым: Пикусу держать путь в Саратов. Чтобы сэкономить, мы взяли билеты на душанбинский поезд. Увидев, что в вагоне одни таджики, мы приуныли. Я вспомнил несколько слов, которые знаю на таджикском: бас кардан (перестань), равтын (пошли), э бача буру (парень, иди), шурави маймун дрыщ (русская обезьяна, стой). Надеюсь, не понадобится. Проводники тоже таджики. У нас все интересуются, неужели мы едем в Душанбе. Когда-то это был красивый город, еще до гражданской войны. Но нам лучше б домой. На проводнике грязная униформа (как я скучал по маршалу!). Влажная уборка в вагоне не проводилась уже давно. В туалете никаких ставших уже привычными краников с жидким мылом. Мыла нет вовсе. На станции я встал перед дверью туалета, чтобы, как кончится санитарная зона, первым войти.

- Хочешь в туалет? – удивленно спросил проводник. – Заходи.

Его вообще не закрывали всю дорогу.

Эта поездка напоминала ретро-путешествие. Белье выдавали неупакованным в полиэтилен. Полотенца не полагаются. С нас по 70 рублей. Протягиваю «стольник».

- А на остальное, может, чай-май? – предложил проводник.

- Нет, лучше сдачу.

С таджиков за постель он взял по 200 рублей. Этнической солидарности у них нет. Пока люди доедут до Душанбе, с них еще не раз стрясут денег. Сосед с верхней полки рассказал нам:

- Мы через шесть границ проезжаем. Россия, Казахстон, Узбекистон, Туркменистон, снова Узбекистон и Таджикистон. На каждой таможня по тысяче с человека берет. Проводник собирает. Если не дашь, начнут в вещах рыться и все равно к чему-нибудь да придерутся. Заберут, что понравится.

Мимо прошел человек с пылесосом.

- На российской таможне тоже берут?

- Да, но поменьше. Тысяч шесть со всего вагона.

Вот, я же знал, что наши самые честные!

- Вот у него ничего с собой нет, пятьсот рублей, - показал таджик на своего друга. – Чтоб вещи не отобрали, скажем, что это мои.

Правда, сигареты ребята курят недешевые. Они угостили Валеру одной. В пачке всего 4 штуки. И стоит она, по их словам, 500 рублей. Орлов сказал, что сигарета очень крепкая.

 

П. С. Очерк получился слишком добрый. Я не привык к такому благодушию. Поэтому готов предоставить постоянным читателям новую услугу: за дополнительную плату я буду очернять всех, кого пожелает заказчик. Кроме того, я открыт для предложений product placement. Я рекомендую компании Volvo задуматься о том, как эффектно будет описание нашей поездки в автомобиле этой марки. Мы даже денег не попросим. Хватит и машины.


Книжный Новгород


Picus viridis

Наверно, по-другому и не могло у нас быть. Самый древний город Руси называется Новгород. Во всяком случае, в летописях я раньше него встречал только упоминания о Киеве, но тот теперь эмигрировал в другое государство. А Господин Великий Новгород, хоть и имел шатания в сторону Литвы, все же остался в отечественных границах.

Наша волгоградская команда докатилась до того, что из города базирования выехал только я один. Даша и Марина отправятся из Питера, Антон – из Саратова. С Пикусом мы встретились в Москве. Сначала мы хотели сдать вещи в камеру хранения, потому что до отправления поезда до Новгорода-на-Волхове был еще целый день. В билетах у нас значилось: «Москва Окт». Я глянул на схему метро и поехал на Октябрьскую станцию. Несколько минут – и я на месте. Вот только никакого вокзала там нет. Местные работники говорят, что и не было никогда. Женщина в униформе догадалась:

- Это они написали про Октябрьскую железную дорогу!

Молодцы, это они очень удачно написали. Ну а вокзал-то какой? Тетенька начала что-то лопотать.

- Калининградский вокзал? – на всякий случай переспрашиваю ее, не уверенный, что правильно расслышал.

- Да, да! – подтверждение получено.

Спускаюсь по движущейся лестнице. Кстати, многие москвичи не стоят на эскалаторе, а стремятся выиграть во времени и шагают по ступеням вверх или вниз. Для спешащих принято оставлять левую сторону. Бедные москвичи! Им никак не понять, что эскалатор – это не транспорт. Это аттракцион. На нем кататься надо! Вот у нас в Волгограде эти конвейеры для людей есть в торговых центрах и в метротраме. Но они коротенькие. Не успеваешь нарадоваться.

Ищу на схеме Калининградскую станцию. Сначала сообразуюсь с географией и смотрю на западную часть. Потом вожу взглядом по всем маршрутам. Ничего нет. Решил спросить. Мне повезло: я нашел москвича. Поверьте, в Москве сделать это очень тяжело. В столице вообще многие прохожие, у которых я пытался спросить дорогу, коварно оказывались гражданами Вьетнама или просто не владели языком.

- У нас нет Калининградского вокзала, - уверенно ответил мужчина.

- Наверно, тогда она имела в виду Ленинградский! – по созвучию догадался я.

На вокзале я нашел Антона Пикуса. Теперь нас было уже двое. И был перечень музеев, которые должны были сделать нас культурными людьми. Как известно, в дневное время, пока не перегорят пробки московских магистралей, по столице нужно перемещаться только подземными маршрутами.

- Увидите букву «М», и люди под землю спускаются. Это метро! – пояснила нам гражданка, у которой мы спросили, где тут вход в подземку. Вроде, на ногах не лапти, в руках не узелки. Однако, похоже, что-то в нашей внешности вынудило женщину провести такой ликбез.

Первым делом двинулись в Биологический музей им. К. А. Тимирязева. Вальдшнепы и кроншнепы, ласки и соболи, мухоморы и опята – все в полный рост. Зеленый дятел застыл навеки, недодолбив ствол деревца. Раз уж речь зашла о дятлах, надо дать слово Антону. Вот о чем он поведал во время поездки:

- Не люблю циркулярную пилу на ужин. В «Хлебе насущном», когда я там ел, при мне стали что-то с шумом пилить. Лучше уж «циркулярка» была бы на завтрак.

- Если б у меня был миллион долларов, я бы купил машину, квартиру и стал бы путешествовать. От путешествий нужно получать новые ощущения. Ну или положил бы деньги в банк и жил бы на проценты.

- В детстве я никак не мог понять, кто такие «каколени». Это из песни: «Каколени с колен пьют святую твою родниковую правду».

- В детском саду пробовал закаливаться. И то не сам. Нас зимой на снегу холодной водой обливали.

Это, разумеется, не все, что сказал Пикус во время вояжа на фестиваль. Еще он дал много правильных версий, несколько неправильных, спел песню и кивнул на брейне.

 

Picus vandalis

У входа в Музей современного искусства стояли металлические заготовки для будущих скульпторов. Но, пока их не коснулся резец настоящего мастера, под воздействием времени и Зураба Церетели слитки уже обрели разнообразные формы. В качестве рекламы «Виагры» можно использовать скульптурную композицию из нескольких фигур. Вместо голов из воротников торчали различные инструменты: молоток, карандаш, гаечный ключ. Но смысловой центр произведения был на уровне пояса: у всех статуй была превосходная эрекция. Чугунные штаны очень заметно оттопыривались под воздействием несгибаемости яровитого духа. В другом конце дворика стоял монумент под вероятным названием «Подхалимажу – нет!». Легко узнаваемый Юрий Лужков поганой метлой выметал из столицы весь мусор – таково содержание этого дерзкого и вольнодумного творения.

Внутри были сплошные арт-объекты. Современное искусство объявляет своим достоянием все, что было под рукой автора. Однако, если у Уорхола и Дюшана был статус первооткрывателей, пионеров нового искусства, то их консервно-унитазные последователи уже не способны удивлять. Если Малевич был в авангарде, то новые искатели неведомых горизонтов, просто возводят старые находки в черный квадрат, в красный куб.

Однако я совсем не собираюсь оправдывать вандализм Антона. Он разрушил прекрасную инсталляцию, грязно надругавшись над глубоким замыслом автора. В одном из залов стоял стол. На столе – лампа. Она освещала небольшой квадратик на столешнице. Пикус начал поворачивать светильник в разные стороны, пытаясь найти новые эффекты в этом интерактивном (по его мнению) творении.

- Что вы делаете!!? Нельзя! – подбежала к нам смотрительница. Но было уже поздно – Антон успел несколько раз повернуть лампу. Увы, теперь идея художника навеки потеряна.

В другой комнате зайчики-энерджайзеры крутили педали велосипедов, вырабатывая энергию. Катарсис современного искусства упорно прятался от нас. Вызвала улыбку серия «стрекоз». К разным предметам создатель приделал крылышки и дал названия, стилизованные под латинские имена насекомых. Так, граната с чешуйчатыми крылами была подписана: Ultima argumentum. А лапоть – Adidas popularis.

 

Волгоградцы мародерствовали в общежитии

Новгород – это город, проступающий из дымки прошедшего. Город из моих детских книг. Садко, Александр Невский, звон мечей на чудском льду. Увы, последние века Новгород не напоминал о себе в русской истории. Да, здесь была война, но город не был самостоятельной целью – рядом был куда более заманчивый для фашистов Ленинград. В новгородской земле покоится прах сержанта Якова Павлова. Но его знаменитый дом стоит на берегу Волги. Господин Великий Новгород остался в минувшем, на шуршащих, как береста, страницах книг.

Современный город, хоть и является областным центром, совсем невелик. Подъезжая к вокзалу, я отметил, что Новгород окружен болотцами. Комары на севере пробуждаются раньше, чем у нас. А вообще значительная часть России находится в мизантропическом климатическом поясе.

Пикус первым делом разглядел колокол, висящий на стене. Отогнав прочь мысль, что это может оказаться статичным арт-объектом, Антон схватил колокол за язык и заставил его натужно брякнуть пару раз. Медные звонки для Новгорода – это один из главных символов. Правда, символов утраты. Вечевого колокола первая русская республика лишилась еще в средние века. Есть местная легенда, что, когда колокол везли мимо Валдая, он упал и раскололся на сотни маленьких бубенчиков. Потому валдайские колокольчики такие звонкие. Хотя на самом деле чистота их звучания объясняется наличием в сплаве серебра.

Нас отправили в общежитие строительного техникума. Организатор посоветовал:

- Садитесь на такси, вам это всего рублей в 150 обойдется.

Мы же сели на автобус, заплатив по 12 рублей. Так как был еще очень ранний час, в общагу нам пришлось пробираться через дырку в заборе. Состояние нижнего этажа оптимизма не добавляло. Но нам повезло: для гостей отвели третий этаж, недавно отремонтированный. И студенты его не успели загадить. Пока мы дожидались коменданта, успели изучить местные порядки. После 23.00 вход воспрещен. Однако…

- Они тут до пяти утра туда – сюда слонялись, не могла заснуть, - жаловалась вахтерша какому-то мужичку. – Не открыть страшно – стекло ведь разобьют.

- Ну так что вы хотите? У нас же не институт благородных девиц!

Мы тут же усвоили эту несложную истину. Кстати, нам обещали, что мы будем жить в женском корпусе. К сожалению, это оказалось неправдой. Впрочем, вскоре со второго этажа спустились парень и девушка, очевидно, проведшие ночь вместе. Старушку на вахте это не смутило. Видимо, эта девица также была не из числа благородных. Мы заселились первыми, поэтому у нас было право выбора комнаты. Я обежал все номера и вернулся с трофеем: рулоном туалетной бумаги. Потом съездили за Дарьей и Мариной, образовав наконец квартет. Играли в зале, предназначенном для показа мод – посредине проходил подиум для дефиле манекенщиц.

Состав участников был очень сильный. Вчетвером мы сыграли очень неплохо. Например, в первом туре из 15 вопросов мы взяли 9.

- Тридцатое место, - сообщил Пикус.

Я не поверил, но Антон не ошибся. Плотность результатов была высочайшая. Как единственные представители Волгограда, мы все же пробились в брейн. Соперником стала команда «Тайга». Я принял решение жать на кнопку, а потом думать. От страха с первой задачей справился: электронное вбрасывание выигрывал раз за разом. Мы даже повели 2:0. Но затем последовали три подряд точных выпада противников. И мы свободны!

А вообще вопросы брейн-ринга «порадовали». К примеру, нужно было восстановить строку из стихотворения Матусовского, предполагающую либо отличное знание творчества поэта, либо хорошую осведомленность в местной топонимике. В ответе: «от Спаса на Нередице». Но все затмил ответ, звучащий как «обратная стреловидность крыла».

 

Наводят тень на сбитень

Еще перед игрой мы с Антоном устроили завтрак под стенами кремля. Внизу протянулся пляж у Волхова. На склоне крепостного холма трудился газонокосильщик. Он кромсал своей машинкой не только траву, но и желтые одуванчики, коих в Новгороде великое множество. Причем они крупнее, чем в наших степях. Антон сравнил рьяное выравнивание растительности с геноцидом одуванчиков. У меня сразу не нашлось столь же обидных слов для работника бензиновой бритвы. Но потом я нашел размышления В. Розанова. Их я даже приведу в оригинале: «Лучшiе в мирћ земледћльцы – китайцы, полу-бабы, «съ косами». Но и, вообще, идти за сохою, проводить борозду и бросать въ нее зерна – какъ это близко к чисто уже женскому занятiю – ткать полотно. По формћ, по методу, безъ-порывному и безъ «кулака» земледћлие есть типичное муже-бабное дћло, содомическое и уранистическое». Вот теперь одуванчики точно отомщены. Газонокосильщик – тоже земледелец.

Вечером мы вступили во двор детинца уже с дамами. Нам повезло, ко Дню музеев были подготовлены разные просветительские акции. Правда, за все удовольствие пришлось все же заплатить. В итоге мы научились делать тряпичные куклы на специальном мастер-классе. Сначала Антон и я скрутили шерстяные нити, потом сплели их – получился пояс. Затем уже шло производство самой куколки. Традиционно таким человечкам не рисовали лица и не давали имен – иначе это уже становилось колдовством. Ими играли или использовали как обереги.Освоив старинный промысел, мы пошли на качалки. Так назывались половинки круглых деревянных чурок. Стоять на них несложно, но смысл не в этом. Нужно еще и столкнуть соперника, который балансирует напротив. Такие качалки применялись для тренировки воинов – на них отрабатывались навыки ведения боя в болотистой местности. Мы с Пикусом попробовали ушатать друг друга. Разошлись миром: сначала я сбил его с пенька, но потом грубая физическая сила и врожденная тяга к насилию позволили сравнять счет.

Тут же можно было научиться ходить на ходулях, что мы и сделали. Для правильного вышагивания нужно обхватить жерди руками сзади. Верхние концы должны быть за лопатками. Да простит читатель мне ходульность образов в этом очерке – на то у меня были серьезные основания.

Темнеет в Новгороде очень поздно. Даже в 12 ночи еще не полный мрак. Не хотелось уходить, ведь там были и памятник тысячелетию России, и Софийский собор, и рыжий кот, которого замучила своим вниманием не менее рыжая Даша. Где-то бродил Анатолий Вассерман, также ставший местной достопримечательностью: многие узнавали его и просили сфотографироваться.

Из минусов: разочаровал сбитень. Я его даже не попробовал, так как смутил его состав: его делали на основе чая с добавлением лимона. Не самые древнерусские продукты. Позднее я прочитал, что настоящий сбитень не всякий сможет выпить – слишком приторный с непривычки. Неподготовленному питейщику этого варева лучше уменьшить содержание меда в 2-3 раза.

К 11 вечера в общежитие мы, конечно, не успели. Хотя опоздали не сильно – всего на 2,5 часа. Боясь, что мы разобьем стекла, вахтерша безропотно отперла нам.

 

Истинное значение идиомы «собаку съел»

В Москве мы видели закусочные, названием «Стардог!s» намекающие то ли на звездный статус начинки из собачатины, то ли на ее возраст. В Новгороде та же контора работает под вывеской «Новдог!s». В другом заведении общепита, нареченном «Чайная ложка» (хотя в духе новгородских древностей уместней было бы название «Малая лжица»), вы можете пожелать, чего хотите. Не факт, что это исполнят, но пожелать вы можете. Молодой человек за стойкой угодливо спрашивает посетителей:

- Блины пожелаете? Салат пожелаете? Суп пожелаете? Чай пожелаете?

Я ограничился тем, что мысленно пожелал ему расширения лексикона.

Наши девушки уехали в Петергоф. Антону и мне же предстояло еще посетить Ярославово дворище. Оно находится напротив кремля на другом берегу Волхова. Хитрые князья обитали там: это очень удобно. Пока враги осаждают крепость, думая, что руководство заседает там; можно спокойно наблюдать за ходом сражений из окна своей резиденции. Дворище названо Ярославовым в честь одного мудрого князя, имя которого я так и не смог вспомнить. Там много старых сооружений. Одна церковь стоит аж с XI века. Правда, она перенесла не одну перестройку (задолго до Горбачева). Почти в каждом здании работает какой-нибудь музей. Я бесстыдно показывал студенческий, скрывая свой истинный возраст. С Пикуса всякий раз требовали 20 рублей. Но, когда экскурсоводы узнавали, что мы из Волгограда, их сердца смягчались даже по отношению к Антону. В общем, и на древнее литье, и на грубые кирпичные своды мы полюбовались бесплатно. В благодарность я потратил червонец на приобретение книги о принятии Русью христианства.

На поезд едва не опоздали.

Снова в Москве. Так как в понедельник большинство интересных мест закрыто, пришлось довольствоваться внешними красотами. Открыли для себя Екатерининский парк с прудом для уток. Покидая этот прелестный уголок, я испытывал большое желание сорвать несколько цветков. Для полноты картины. Ведь на табличке были перечислены запреты: нельзя выгуливать собак, купаться, ходить по газонам и рвать цветы. Пока мы сидели на скамейке, мимо нас прошло немало людей с животными на поводках, проплыло несколько закаливающихся. А про топтание травы и говорить не стоит. И только одуванчики никто не рвал.

Домой предстоит уехать с Павелецкого вокзала. Пока поднимались по эскалатору, сверху валил густой дым.

- Это не дым, это пар! – сказал кто-то.

Разбираться пошла старушка в униформе. Привыкшие ко всяким эксцессам москвичи невозмутимо спускались навстречу нам по движущейся лестнице. Наверху же некоторые, зайдя в вестибюль, благоразумно решали повернуть назад. Из-под потолка вырывались клубы пара. Похоже, прорвало какую-то трубу. Вскоре станцию закрыли. Так что мы очень вовремя приехали.

Я оставил Антона на вокзале и пошел к своему поезду.

Среди попутчиков больше нет знатоков, обсуждающих кражу джинсов у Ефимова и генеалогические древа древнееврейских патриархов. Зато есть немолодая женщина, работающая сиделкой у богатой бабули. Живет и работает она по соседству с Никитой Михалковым и Сергеем Капицей. И почему в попутчицы так редко попадаются молодые красивые девушки? Какими маршрутами они ездят? В общем, «Мисюсь, где ты?»